6 Гармония планет

Планетные октавы

В четвертой главе соединенные влияния всех планет рассматривались как одна сила. Теперь нам нужно увидеть, как отражения отдельных планет, постоянно обращающихся вокруг Солнца каждая по своему ритму, и так же постоянно изменяющих свое отношение ко всем остальным планетам, соединяются для того, чтобы создавать в каждый новый момент новую ситуацию и новое настроение. Ранее мы старались наблюдать из такого места, где время не двигалось, и где прошедшее и будущее миров было неизменным и неподвижным. Но когда мы рассматриваем влияние планет на людей и природу, мы вновь оказываемся в мире нашего собственного восприятия, а здесь ключом к пониманию является как раз то чувство, что все движется, все сменяет друг друга, сливается, разделяется и соединяется заново, все преходяще и изменчиво.

В данный момент нас интересует точка зрения Земли. Для существа на поверхности Земли известные орбитальные периоды планет - хотя обладающие гармонией и значимостью по отношению к Солнцу - не имеют какого-то особого значения. Что важно в их отношении к Земле - это именно то, что важно для зрителя на скачках: не маневры лошадей вокруг трека, а их относительное положение на финише.

Предположим, что каждая планета отражает какое-то влияние некого постоянного вида и интенсивности, например, магнетизм. Для чувствительных к этому влиянию существ на Земле оно должно различаться не в соответствии с положением планеты на ее собственной орбите, но в соответствии с ее расстоянием от Земли, скоростью, с которой она приближается к Земле или удаляется от нее, и, самое главное, углом, под которым она светит на поверхность Земли.

Если говорить о сиянии, это различие известно каждому деревенскому жителю, который наблюдает ночное небо в разные времена года. Яркость Венеры и Юпитера варьируются в течение года на целую звездную величину (2 1/2 раз), тогда как Марс в пятьдесят раз ярче в одном своем аспекте, чем в другом. Влияние магнетизма варьируется подобным же образом.

Поэтому периодичность влияния какой-либо планеты на Землю должна следовать времени, необходимому этой планете, чтобы вернуться с Землей в то же отношение. Как мы видели в предыдущей главе, все явления в природе являются произведением трех сил - Солнца, планет, Земли. Если взять за пункт отправления тот момент, когда Солнце, Земля и данная планета находятся на прямой линии, то циклом этой планеты будет время, которое пройдет до того, как такое совпадение произойдет снова. Другими словами, это интервал между повторяющимися моментами одинакового действия этих трех сил.


Но кроме этого существуют большие и меньшие соединения сил в небе и боЇльшие и меньшие совпадения. Тогда как вообще сила планетного влияния будет следовать периодичности ее простого совпадения с Солнцем, ее точное положение в небе повторится только тогда, когда Земля, планета и Солнце встанут в то же самое отношение к Млечному Пути или зодиаку. Поскольку о положении Солнца по отношению к зодиаку мы узнаем по последовательности времен года, то, следовательно, это полное отношение повторяется только тогда, когда планетное совпадение снова происходит в то же самое время года, как это было вначале. Каждая планета имеет, таким образом, двойной ритм влияния - меньший цикл совпадения с Солнцем, включенный в больший цикл, в котором это совпадение еще более подчеркивается возвращением к тому же отношению с зодиаком.

У каждой планеты большой цикл составлен из определенного и различного количества малых циклов. И как мы позже увидим, вся комбинация этих циклов образует особую математическую или нотную запись.

Мы можем составить таблицу меньших и больших совпадений в соответствии с тем, какое планетное влияние будет, как ожидалось бы, усиливаться или ослабевать:



25. Теоретическое совпадение, основанное на среднем орбитальном периоде их главного скопления.

Меркурий и Венера, таким образом, повторяют свое максимальное воздействие каждые 8 лет, Астероиды каждые 9 лет, Юпитер каждые 12 лет, Марс каждые 15 лет, и Сатурн каждые 30 лет. Если эти различные ритмы наложить друг на друга, мы получим очень интересный ряд соразмерных периодов, развивающихся во времени, каждая стадия которого отмечена большим совпадением одной или более планет. 


Для внутренних планет мы в дополнение находим еще один, более краткий по времени ряд, основанный на этот раз не на их большем совпадении с солнцем или зодиаком, но на их меньшем совпадении с солнцем и луной. Этот второй ряд более естественно измеряется в лунных месяцах (29 1/2 дней), чем в солнечных годах.


Мар.х3 Мар.х6

Вен.х4 Мар.х4 1/2 Вен.х8

Аст.х5 Вен.х5 Вен.х6 Аст.х19

Мер.х20 В.х4 1/2 Мер.х25 Мар.х4 Мер.х30 Мар.х5 В.х7 1/2 Мер.х40


Лунные 80 90 100 106 2/3 120 133 1/3 150 160

месяцы

Дни 2340 2632 1/2 2925 3120 3510 3900 4387 1/2 4680

Ноты до ре ми фа соль ля си до


26.В этом втором ряду, Юпитер и Сатурн тоже, по-видимому, принимают участие, но в виде совместного влияния, работающего с циклом 390 дней. Каждые 390 дней эти две планеты возвращаются к главному отношению с Землей, и составляют одинаковые углы с Землей и Солнцем - то есть их влияние уравновешивается. Такой цикл совпадает не менее чем с пятью из восьми ступеней этого ряда - до (х6), ми (х7 1/2), фа (х8), соль (х9), до (х12). Любопытный факт, подтверждающий это, будет затронут далее в Главе 11, "Человек как Микрокосм".

Этот второй ряд является точным повторением первого, просто все цифры умножены на три и одну треть. Эти две странные и неправильные прогрессии, хотя и кажутся различными, в сущности являются одной и той же. Более того, обе они принадлежат к тому гармоничному ряду, который мы уже раньше встречали.

Потому что есть одна ассоциация, по которой ряд 24, 27, 30, 32, 36, 40, 45, 48 нам уже знаком. Эти цифры, взятые как вибрации, представляют относительные значения основной музыкальной гаммы. Старинные предания говорят нам, что эта музыкальная гамма, приписываемая легендой пифагорейцам, была изобретена специальной школой астрономов и физиков, 1чтобы0 отразить музыку сфер.

Теперь нам ясно, что это не легенда, но реальный факт. Октава или музыкальная гамма - это приспособленная к человеческому слуху запись этой гармонии планетных циклов, которая в свою очередь является отражением великого закона, управляющего развитием всех процессов во вселенной. 1270

27. Смотрите приложение III, "Теория Октав".

Во взаимодействии всех этих, принятых нами за случайные, движений, теперь обнаружились две совершенно отдельных и музыкально совершенных октавы, вечно развивающихся в жизни человека на земле и истории человеческого рода. Более того, если вспомнить и приложить огромный коэффициент, который отделяет человеческое время от времени и восприятия Солнца, -28. мы увидим, что эта гармония планет должна действовать на этот божественный слух так же, как на человека действуют звуки музыки. Между человеческим и солнечным временем лежит 36 октав; точно такой же интервал отделяет вибрации человеческой музыки от колебаний планетных движений. Движения планет в буквальном смысле играют музыку для Солнца.

28. 80 000 000 000 раз - смотрите Приложение II, "Таблица Времен и Космосов".


Значение гармонии

Что мы старались сформулировать таким образом - это периодическое возвращение всего цикла влияния каждой из планет, и отношение этих циклов друг к другу. Однако, в пределах цикла влияние каждой из планет усиливается и ослабевает весьма индивидуально. Мы уже видели, что это различие может быть измерено тремя способами. Один из этих способов, который мы отложим на время, относится к различиям в ее влиянии на разные части Земли в отдельно взятый момент времени. Два других способа измерения - через изменение расстояния планеты от Земли, и через изменение ее скорости по отношению к Земле - относятся к ее влиянию на Землю в целом.

Амплитуда расстояний планеты от Земли зависит, главным образом, от близости к Земле ее орбиты, потому что чем ближе она подходит к Земле, тем больше контраст между ее совпадением с ней и противостоянием. Мы уже говорили о непостоянстве в сиянии планет как результате этого; соседний с нами Марс изменяется в сиянии в двадцать раз больше, чем удаленный Юпитер. Но поскольку внутренние планеты, по причине фаз, светят не в прямой пропорции к их расстоянию, то измерять планетное воздействие по одному лишь свету представляется сомнительным.

Как мы сказали ранее, истинное влияние планет на Землю почти определенно имеет магнитную природу; а магнитная сила варьируется прямо пропорционально заряду магнита и обратно пропопрционально квадрату расстояния между ними. Если мы предположим заряд планеты пропорциональным ее массе, умноженной на орбитальную скорость, тогда мы сможем сделать некоторые интересные вычисления об относительном магнитном влиянии различных планет на Землю, и изменениях в этом влиянии.

Если, например, мы берем магнитное влияние Луны на Землю как приблизительно равное 5000 ампер, тогда среднее влияние Юпитера будет около 900 ампер, Венеры - 600 ампер, Марса - 60 ампер, Сатурна - 40 ампер, и Меркурия - 20 ампер. 129.0

29. Смотрите Главу 3,II, и Планетные таблицы, Приложение IV (е). Влияние Урана и Нептуна на этой шкале будет всего лишь плюс минус один ампер.

С другой стороны, диапазон изменения влияния будет у разных планет весьма различным. Марс в своей наибольшей силе будет сильнее Венеры, а в самом слабом своем аспекте - таким же слабым, как Уран: его влияние на одном краю будет не менее 80ти раз больше, чем на другом. Влияние Сатурна будет вдвое больше на максимуме, чем на минимуме, тогда как влияния Урана и Нептуна останутся практически неизменными.

Человек устроен так, что он замечает все виды изменений и перепадов, в то время как постоянные условия остаются для него незаметными. Городской житель занимается своими делами, не замечая постоянного шума уличного движения, но его вдруг резко раздражает радио на улице, то ревущее, то смолкающее попеременно. Так же, вероятно, и человечество активно реагирует на беспокоящие изменения Марса или Венеры, оставаясь более или менее безразличным к влиянию Сатурна, Урана и Нептуна, хотя они могут быть намного сильнее и благотворнее. Это не вопрос 1действительного0 воздействия, но ощущения его. Позже мы увидим, что если существует много доказательств периодичности природных аспектов насилия и воспроизводства, таких как война, изобилие или голод, то циклы в сфере мысли и желаний различаются гораздо труднее и воздействуют на намного меньшее количество людей. Изменение в расстоянии, таким образом, является показателем степени нарушения покоя.

Другой вид изменения, о котором мы говорили, состоит в изменении скорости планеты по отношению к Земле. Она проще всего измеряется при помощи угла, который планета составляет с Землей и Солнцем. Когда Солнце, планета и Земля стоят на одной линии, то планета движется параллельно Земле и, таким образом, неподвижна по отношению к ней. С другой стороны, если Солнце, планета и Земля образуют прямой угол, то планета приближается или удаляется от Земли на своей максимальной орбитальной скорости. Скорости между этими двумя крайними точками будут пропорциональны образованному углу. Но прямой угол может быть образован только с внутренними планетами. Для внешних планет максимальный угол будет всегда меньше 90 градусов, и с удалением планетной орбиты будет постоянно уменьшаться.

Отсюда два вывода. Чем ближе находится планета к Солнцу, тем больше ее возможная скорость по отношению к Земле; и, следовательно, тем больше изменение в этой скорости. Меркурий может приближаться к Земле со скоростью 30 миль в секунду, он может быть неподвижен по отношению к Земле, или удаляться от нее с такой же огромной скоростью. Нептун, напротив, может в своей скорости изменяться по отношению к Земле лишь между неподвижностью и одной десятой мили в секунду. 130.0

30. Смотрите Таблицы планет, Приложение IV (d)

Чтобы понять действие этого изменения, мы вообразим лежащего в постели человека, беспокоемого кружащими по комнате комарами. Степень опасности он инстинктивно будет различать по повышению и понижению тона комариного зудения. Так как когда скорость приближающегося насекомого прибавляется к вибрациям его ноты, они сжимаются и становятся резче, а когда вычитается, они растягиваются и стихают. Точно так же основная нота Меркурия будет изменять свою высоту, и мы можем принять это впечатление неустанности и нервности, производимое комариной песней, как некий образ влияния этой планеты. 131.0

31. Если заменить высоту тона на оттенки света, то получится метод, которым измеряется приближение или удаление далеких звезд ("красное смещение").

Если каждая планета издает определенную ноту или, как показали выводы из нашей электрической аналогии, некую энергию, трансформированную для определенной цели, эта нота или энергия в пределах цикла этой планеты будет подвергаться двум изменениям. Первым будет изменение громкости, зависящее от расстояния. Вторым будет изменение высоты тона , зависящее от относительной скорости. Марс и Венера имеют самый широкий диапазон громкости; Меркурий и Венера самый широкий диапазон высоты тона. Тогда как и по высоте тона, и по громкости дальние планеты остаются постоянными, звуча в общей гармонии неизменным низким басом.

Кроме того, нужно учесть еще одно изменение. Если мы сравним данные выше цифры совпадений с астрономическими эфемеридами положений планет, то обнаружим, что они отнюдь не точно соответствуют друг другу. Планеты движутся немного быстрее или медленнее. За 8 лет Венера подходит к своему главному совпадению на 2 1/2 дня раньше. Марс за свой 15-летний цикл экономит 26 дней, тогда как Юпитер за свои 12 лет тратит лишние пять дней, а Сатурн 8 1/3 за свои 30. Как часы они были бы не очень точными. Марс, наименее точный, спешил бы на семь минут в день; Венера спешила бы на минуту, а Сатурн на минуту отставал бы; тогда как Уран был бы точен с погрешностью лишь _ 3 секунды. Таким образом, помимо изменений в высоте тона, производимых изменениями в скорости, каждая планета сама по себе звучит невоспринимаемо глухо или звонко.

Само это несовершенство, однако, кажется замечательным. Потому что ничто в природе не является неизменно точным. И если закон октав заботится об общей модели и огромном большинстве, то всегда существует щель, небольшая лазейка, оставленная для исключения и изменения. Без этого космос был бы пугающей и жесткой железной конструкцией. Но будучи живым, он имеет запас эластичности. Допустимая разница невелика, как та, что между пианистом, который играет с пониманием рубато и другим, играющим с механическим совершенством. Но за эту одну тысячную секунды, составляющую все различие, многое может произойти на другой шкале. 132.0

32. Тот принцип, что гармоничная мелодия не является строго математической, известен, конечно, западной музыке и сформулирован И.С.Бахом в "Хорошо темперированном клавире" (1726-44).

Из всего этого возникают два основных вопроса. Первый о том, каким образом это усиление и ослабление влияний планет может воздействовать на человека. Второй касается истинного значения октав.

Итак, первое, какие последствия для человеческих существ имеет то, что Юпитер снова светит сегодня с той же интенсивностью и с тем же отношением к солнцу и звездам, как и 12 лет назад?

Мы знаем по собственому опыту то влияние, которое оказывает на все живые существа и даже на морские приливы и отливы периодичность Луны, а также и периодичность Земли, приносящая времена года и их влияния. Поэтому нетрудно понять, что и другие планеты также управляют внутри нас некими циклами, равными их синодическим периодам; а также, что эти циклы устанавливают соответствующие ритмы в определенных органах тела - как, например, лунный цикл в женских яичниках. На данный момент мы можем считать это не более чем гипотезой. Позже мы найдем этому больше доказательств.

Пока мы можем просто вообразить эти самые органы как приемники, каждый из которых настроен на длину волны одной из планет, и таким образом, изменяющийся в силе своего действия с периодичностью влияния этой планеты. Вся сложность человеческой жизни происходит, поэтому, из того, что все эти различные ритмы накладываются друг на друга, нейтрализуют, подчеркивают или изменяют друг друга - и в то же время производят совместное "биение", иногда заметное, а иногда нет.

За последнее время было много интересных работ о циклическом характере многих биологических и человеческих явлений - 9 2/3-летний ритм плодовитости животных, 18-летний ритм строительной деятельности, 54-летний цикл использования человеком природной энергии и форм общественного устройства. 33.

33. Ellsworth Huntington: "Mainsprings of Civilization", 1954. E.R. Dewey and E.F. Dakin, "Cycles", 1947. Эти ритмы распознаются как по отдельности, так и в различных сочетаниях. Например, отдельные 3-летний и 4-летний ритмы, действуя совместно, образуют 12-летнюю повторяющуюся модель. 8-летний, 7-летний, 12-летний, 15-летний и 30-летний циклы, наложенные друг на друга, создают модель режима, повторяющуюся каждые 360 лет, и так далее.

Позже мы постараемся показать, что наиболее устойчивые ритмы на самом деле совпадают с планетными циклами. Но пока мы можем только сказать, что если существует возможность, что некая планета может влиять на некий орган в одном отдельном человеке, то кажется бесспорным, что то же совпадение может активизировать этот орган в миллионах людей, производя волны деловой активности или депрессии, циклы войны, периодические колебания рождаемости, и так далее.

Две проходящие мимо планеты могут устанавливать определенное космическое напряжение, под влиянием которого людям на Земле невольно начинает казаться, что они должны сражаться, убивать друг друга и геройски погибать в течение многих лет подряд. Если планеты вообще управляют людьми, они беспристрастны к отдельным личностям, и можно было бы спросить - разве могло бы, при данном общем состоянии человеческого бытия, одновременное возбуждение во всех людях желез страсти получить какой-то другой выход?

Но - придаем ли мы какое-либо значение этим циклам или нет - мы по-прежнему видим эту неизменную гармонию, создаваемую их соединением. Эти совершенные и вечно-измняющиеся октавы наполняют любого из нас вместе и трепетным восхищением перед тонкостью и совершенством космического порядка, и удивлением, что человеческое восприятие может оставаться о нем в неведении.

Мы сказали, что эти планеты, в качестве отражателей и трансформаторов жизненной силы, символизируют форму, цвет, качество и функцию. Но каждая из них означает различную форму и различную функцию. И мы видим теперь, как посредством этого гармонического закона их последовательности одна форма должна со временем уступать место другой, одна функция - следующей.

Фактически мы нашли архетип развития всех прогрессий. Каждая последовательность во времени или плотности - будь это звучащие ноты музыкальных гамм, видимые цвета спектра, или осязаемый рост органических форм - следует в прямом соответствии с этой октавой. Все прогрессии и процессы на земле, вызванные к жизни тремя силами творения, протекают и возобновляются по этому закону последовательных влияний.

Если последовательность планет, в их огромном марше через время, звучит нотами бесконечных октав, то мы можем быть уверены, что самые кванты света в их незримом путешествии делают то же самое. Природа, человек, насекомое и клетка - все движутся во времени и проживают свое существование в пределах этой гармоничной модели. Так же неизбежно, как время движется вперед, так одно влияние следует за другим, и то одна, то другая сторона человека или процесса возбуждается этой ритмической последовательностью. Так же как ми следует за ре, так желтый должен следовать за оранжевым, рождение за беременностью, а за мартовской вспашкой апрельские ростки. Никакая сила на земле не может изменить эту неизбежную последовательность, или заменить это разнообразие монотонностью какой-то одной правды.

Все возможные вариации на любую тему происходят из этой последовательности. Жизнь является идеей Солнца. Но шкала живых существ - металлов, минералов, растений, червей, животных и человека - являются планетными формами. Металл в свою очередь является идеей - но свинец, ртуть, золото, серебро, цинк, медь и железо - являются ее планетными вариациями. И как мы видели из нашей октавы, каждая вариация имеет свой час, и каждая улица - свой праздник.

И именно поэтому человек, стремящийся для своей собственной цели сохранить навсегда одну ноту или одну грань понимания, обречен на разочарование. Именно поэтому процесс, который он начинает, изменяет свою природу прямо у него на глазах и в его собственных руках. Потому что если одна планета сегодня движет его сердцем, другая завтра будет влиять на его разум, а послезавтра третья влиять на его страсть. Гуманистическое движение, которе он предпринял под влиянием Юпитера, становится схоластическим под влиянием Сатурна и кровавым под влиянием Марса. Небеса играют гаммы на своей клавиатуре, и ему ничего не остается, как только звучать нотами, к которым они притрагиваются.

Но мы ошибемся, если будем ощущать действие этой последовательности как идущее целиком против законных человеческих желаний. Закон октав является существенной частью структуры вселенной, и применяется к каждой ее части и к каждому процессу. Именно ему обязано своим существованием невероятное богатство цветов, форм, характеров и функций, которое восхищает человека и всегда вызывает в нем новые устремления и новое понимание.

Поэтому мы бы ошиблись, если понимали бы идею последовательных влияний каким-то моралистическим образом, или видели в ней железный и непоколебимый детерминизм. Потому что переход от одного влияния к другому означает, что у человека отнимается не только то, что он хочет сохранить, но также многое, от чего он хочет избавиться. Это то, что приносит весну, когда холод и темнота зимы становятся нестерпимы; это то, что приносит Ренессанс, когда средневековая доктрина становится невыносимо косной. И когда человеку - совершенно справедливо - кажется, что ничто из того, что он изобретает, не может спасти его от безумия собственной разрушительности, это то, что убеждает его, что небеса сами должны со временем пробудить другую сторону его природы, и принести ему какую-то новую и пока еще непредставимую возможность.

Вечно-изменяющаяся гармония планетных ритмов, таким образом, дает нам два урока: первый, что история всегда повторяется, и второй, что история никогда не повторяется. Потому что хотя каждый цикл и возвращается с точностью, позволяющей вычислить эфемериды на три года вперед, и хотя можно с уверенностью ожидать того же побуждения к воспроизводству или войне, к теоретизированию или самоубийствам, тем не менее всегда какой-то другой цикл, пересекающий его как-то по-другому, придает сцене некий новый оттенок и другие возможности. И даже когда, в конце веков, все планетные ритмы снова вернутся в то же самое общее совпадение, то и тогда незначительное опережение одной и опоздание другой не допустят точного возвращения к тому, что было раньше. И даже выше этого, вся Солнечная Система будет находиться в другом отношении к центру Млечного Пути, и получать от него некое неощутимо новое влияние, которое, как едва слышная музыка за сценой, может изменять все отношение зрителя к пантомимической пьесе огней.

Все возвращается вновь и ничто не возвращается вновь. Потому что если бы великие совпадения действительно повторялись с точностью, тогда все было бы таким, как раньше. Через 2147 лет тот же самый Александр, учившийся у того же самого Аристотеля, повел бы тех же самых греков против тех же самых персов, и пересек бы те же самые пустыни и долины, камень за камнем, к тем же самым сказочным индийским княжествам. Создатель вселенной не так прост. Возможно, другой Александр, но какой расы, с каким образованием? Может быть, другой поход на Восток, но с каким оружием и с какими намерениями? Может быть, другой триумф в Египте - но кто играет роль, и каковы ее форма и смысл? 33а.

33а. Этот период перехода через один зодиакальный знак точно отделяет Александра от Наполеона.

Вселенная проста только для гадалки. Человек может просчитать ту или иную возможность, и в чем-то самом малом или самом общем оказаться правым. Но как ни развито его предвидение, у судьбы всегда есть в запасе другой фактор. Небеса должны всегда оставлять вход открытым - просто потому, что они бесконечны.


Циркуляция света: видимая и невидимая

Если мы рассматриваем Луну и планеты по отношению к Земле (а мы никогда не должны забывать, что это единственная точка наблюдения, с которой всегда проводилось научное изучение Солнечной системы), то оказывается, что они сами по себе разделяются на три группы: а) Видимые невооруженным глазом, внутри орбиты земли -

Луна, Меркурий, Венера. b) Видимые невооруженным глазом, за пределами орбиты зем ли - Марс, Юпитер, Сатурн. c) Не видимые невооруженным глазом, за пределами орбиты земли - Уран, Нептун, Плутон.

Если нам возразят, что человеческое восприятие представляет весьма произвольный критерий для классификации, мы ответим, что на самом деле он не так произволен, каким его склонны считать ученые. Как мы установили в Главе I, человек является космосом, и его времена и восприятия несут определенное космическое отношение к временам и восприятиям больших и меньших космосов. Поэтому его восприятие, посредством самих своих ограничений, разделяет все явления не случайным, а неким особым, имеющим определенное значение, образом. Например, не случайно, что все движения органического роста и все движения небесных тел остаются просто за рамками его восприятия, невидимыми для него. Это автоматически следует из временного отношения космоса человека как к космосу Природы, так и к космосу Солнечной Системы.

Таким образом, чтобы открыть свое истинное место и возможности во вселенной, человек должен вернуться к критическому изучению его собственного, ничем не усиленного, восприятия. Оно покажет ему, чем он является, и откуда он может начать. Потому что телескопы, микроскопы, спектроскопы, радио, радар, кино и так далее являются на самом деле механической имитацией высших человеческих способностей, которые еще не используются. Их опасность в том, что они могут загипнотизировать его и внушить, что он уже обладает этими высшими функциями, и таким образом, убедить его, что положение его совсем не таково, как на самом деле. Из такого воображения о самом себе он никогда не сможет продвинуться дальше.

Поэтому во всей этой книге приводятся доказательства, построенные лишь на основе собственно человеческого восприятия. И так сильна в нашу эпоху власть над умами теоретической науки, что во многих случаях такое возвращение к прямому восприятию может выглядеть как суеверие.

Давайте посмотрим, к чему ведет наше разделение планет на видимые и невидимые. Во-первых, "видимость" и "невидимость" выражается по-разному. Например, планеты, известные еще древним, являются не только физически видимыми, но их планеты повторяют свои циклы несколько или много раз за время одной человеческой жизни, и поэтому они могут быть изучены одним человеком со всех их сторон. Напротив, Уран, Нептун и Плутон находятся не только за пределами человеческого зрения, но их временные циклы (соответственно 84, 164, 248 лет), находятся за пределами человеческой жизни. При этом Уран лежит лишь ненамного дальше обычного человеческого видения, и даже может быть виден человеку с острым зрением, так же как его цикл выходит ненамного за рамки человеческой жизни, и может на самом деле уместиться в жизнь достаточно долго живущего человека.

Поэтому мы можем с полным основанием думать о традиционных "видимых" планетах как об октаве, а о дальних "невидимых" планетах как о начале некой второй октавы; таким же образом, как традиционные "видимые" цвета образуют одну октаву вибраций, а дальнейшее "невидимое" ультра-фиолетовое излучение - начало следующей. Позже мы увидим, что даже в пределах этой видимой октавы существуют определенные интервалы, которые "невидимо" заполняются, - как, например, Астероидами.

Поэтому расположение планет можно изобразить в виде круга. Более того, эта расстановка планет в одну видимую и одну невидимую октаву не является единственно присущей лишь человеческим существам на Земле, но вытекает из отношения между любыми существами человеческой шкалы и Солнечной Системой как целым, независимо от того, какую часть ее они могут населять. Например, для человеческого восприятия на Марсе Меркурий совершенно исчезнет в блеске Солнца, тогда как вместо него Уран почти определенно станет видимым. Для человека, находящегося на Юпитере, Венера уйдет в невидимость вслед за Меркурием, но, в свою очередь, войдет в его поле зрения Нептун. Таким образом, для космических существ на человеческой шкале в любой части вселенной будут, вероятно, видимыми пять планет и один или несколько спутников, а все остальные невидимыми. И в результате наш круг представляется общеприменимой схемой, отдельные точки которой при взгляде с других планет будут принимать другое значение.


Рисунок 6. Октава планет

(подчеркнутые - невидимы)

В небе каждой из планет, таким образом, будут видимыми пять главных тел или группа из семи тел - Солнце, Спутник(и) и пять других планет. Эти семь, видимые с нашей Земли, конечно, Солнце, Луна, Меркурий, Венера, Марс, Юпитер и Сатурн. Между ними существует единая циркуляция света. Потому что именно отражение одного и того же солнечого света и делает их всех одновременно видимыми, а отсутствие этого отражения делает Уран и Нептун невидимыми нам, и таким образом выводит их за пределы этой отдельной циркуляции.

Эта циркуляция света является движением от максимального сияния, которое нам известно - от Солнца - к невидимости, и обратно к сиянию снова. Все части Солнечной системы постоянно задействованы в такой пульсации от темноты к сиянию; как все части человеческого тела постоянно задействованы в пульсации между несущими кислород артериями и лишенными кислорода венами. Но как работает эта циркуляция? Солнце испускает свет так же, как сердце качает кровь. Но что происходит потом? В чем проявляется эта пульсация излучения и темноты?

Давайте добавим к кругу, показывающему семь видимых небесных тел, цифры, представляющие их среднюю звездную величину. А затем соединим сперва внутреннюю, а затем наружную группу в порядке возрастания яркости.

Если мы теперь соединим две самых ярких точки, представляющих Луну и Юпитер, и две наименее ярких точки, представляющих Сатурн и Меркурий, и если мы отметим точку пересечения, представляющую на первой линии точку максимального известного нам сияния, т.е. сияния Солнца (-27.6 вел.), а на второй линии точку невидимости (вел.6), мы найдем, что вся цифра (142857) стала теперь некой законченной скользящей шкалой яркости.



Рисунок 7. Циркуляция света

(звездные величины)

Начав от точки невидимости и продвигаясь к Сатурну, мы поднимаемся через весь возможный диапазон небесного сияния, пока не доходим до сияния Солнца; затем, перейдя за Солнце, мы вновь спускаемся к точке невидимости, с которой начали. Затем мы можем нанести на эту линию увеличение и уменьшение звездной величины различных планет, описанное в предыдущей части, и таким образом, показать их индивидуальное движение назад и вперед в пределах этой общей циркуляции. И наконец, мы видим в пересечении этих двух линий, как максимальная яркость на одной линии совпадает с невидимостью на другой, то есть, как все планеты должны исчезать из виду при совпадении с Солнцем.

Эта же самая цифра показывает, если мы можем прочесть ее, направление развития каждой из планет. Мы видим, например, как Меркурий появляется из невидимости, созданной Солнцем, тогда как Сатурн движется в невидимость, создаваемую расстоянием. Мы видим, как Юпитер сам развивает в себе излучение, подобное солнечному, тогда как Луна является недавним отпрыском этого солнечного излучения.


На самом деле эта странная цифра - 142857 - может объяснить нам бесконечно многие вещи, потому что в ней мы натолкнулись на математическую загадку, скрывающую один из фундаментальных законов вселенной. Когда единство делится на семь, то в результате получается эта периодическая бесконечная десятичная дробь - 0,142857. И когда полный космос разделен на свой жизненный принцип и шесть функций, то отношение между ними представляет именно последовательность этой цифры.

Если напрмер, мы рассматриваем эту дробь как состояющую из шести различных величин, следующим образом -

0,1

0,04

0,002

0,0008

0,00005

0,000007

–Это мы получаем ряд, который, кажется, представляет относительную массу органов, управляющих различными функциями в любом космосе. Это та последовательность, которая объясняет удивительную разницу в массе - исчисляющуюся в сотнях тысяч раз - между железами, управляющими телом, хотя они, по-видимому, играют приблизительно равную роль. В Солнечной системе это объясняет такое же удивительное различие в массе главных небесных тел, от Юпитера (0,001 от массы Солнца) и Сатурна (0,0003) до больших спутников, средняя масса которых 0,00000007 массы Солнца. И по этой цифре можно видеть, каким именно образом бесконечно разделена общая масса планет, астероидов, спутников и комет, составляющих это целое.

В данный момент, однако, мы изучаем эту цифру как символ циркуляции света в Солнечной Системе. И мы видим теперь, что именно эта циркуляция света связывает все части этой системы со всеми другими частями, и приносит все возможности во все части. Точно так же, как циркуляция крови объединяет все органы человеческого тела и делает это тело 1телом0 вместо пустых подпорок, или как циркуляция идей связывает различные типы и делает их группой вместо какого-то количества изолированных индивидуумов, - так и эта циркуляция света делает Солнечную Систему 1телом0 вместо набора удаленных друг от друга и независимых сфер. И именно потому, что она является таким телом, в котором ни одна часть не отделена от другой, тому, кто откроет этот секрет, делается доступным целое.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх