7 Элементы земли

Октавы элементов

В нашей триаде творения мы приняли все солнечные излучения вместе как активный принцип, все планеты вместе как нейтрализующий принцип, и все земные элементы вместе как пассивный принцип, или сырой материал. И как в предыдущей главе мы начали анализировать всю формирующую силу планет в виде составляющих ее нот, так же и сейчас нам нужно более детально рассмотреть природу этого сырого материала.

Все земные элементы состоят из атомов, которые, как полагал Аристотель, являются наименьшими неделимыми частицами этих элементов. В соответствии с современными теориями, такие атомы состоят из ядра, или солнца, имеющего положительный электрический заряд, вокруг которого по орбитам вращаются мельчайшие электроны, заряженные отрицательно. Атомные ядра, так же как и электроны, одинаковы у всех элементов, отличаются же элементы друг от друга лишь количеством электронов, удерживаемых ядром, и соответствующим изменением его заряда.

О строении атома, несмотря на его микроскопический размер, собрано много материала, и с каждым новым открытием он все больше кажется похожим на нашу Солнечную Систему. Точно так же как Солнце для Солнечной Системы и оплодотворенная яйцеклетка для человеческого тела, диаметр атомного ядра, как теперь стало известно, составляет одну десятитысячную долю диаметра всего атома. Также нам говорят, что подобно отношению Юпитера к Солнцу электрон составляет около одной десятой доли ядра; так что на их шкале они кружатся в необъятности пространства такой же огромной, как та, в которой теряется Земля и все ее товарищи - планеты.

Это понятие является на самом деле tour-de-force(фр. проявление силы, ловкости или изобретательности - прим.перев.) человеческого ума, потому что на временной шкале обычного человеческого восприятия этот атом в реальности вообще не существует. Существует только его непрерывный след, как тот непрерывный след Солнечной Системы, который мы старались представить себе в одной из предыдущих глав. Потому что так же, как Солнечная Система в нашем восприятии состоит из летающих сфер, и только усилием разума и умозаключением можно представить ее в ее собственном времени как твердое тело, так же и атомы в нашем восприятии кажутся телами, и только усилием разума и умозаключением их можно представить системами летающих сфер. Обращаясь вокруг своих микроскопических ядер со скоростью в одну десятую скорости света, электроны создают единицы, которые до недавнего времени казались непроницаемо твердыми. Если бы это было не так, то стул был бы просто массой лучистой энергии, поскольку то, на чем мы сидим - это именно эти следы атомов. Модель та же самая, но в одном случае временная шкала неизмеримо больше человеческой, а в другом - неизмеримо меньше.

Одна из главных целей во всем нашем разговоре о вселенной - выяснить относительную плотность различных миров или явлений, поскольку можно предполжить, что менее плотный означает более могущественный, с большей проникающей силой, с большим радиусом действия, более разумный. Именно такое понимание разума является нашей целью.

Мы помним, что процесс роста, которым, как мы полагаем, была создана вся вселенная, можно описать в виде формулы: нисхождение духа в материю и наделение ее формой. Поэтому различные плотности можно увидеть как различные пропорции материи и духа в веществах рассматриваемых миров. Эта же идея была выражена некоторыми авторами как различные пропорции материи и движения, материи и энергии. Или еще более просто, как различные уровни энергии, или еще - как различные шкалы времени. Цель одна и та же - установить некую шкалу измерения, которая позволяла бы измерить все существа и силы, от Абсолюта до Бездны.

В одной из прошлых глав у нас, как кажется, была возможность установить шкалу плотности или, в обратном направлении, шкалу мощности для планет. Возможна ли какая-либо подобная шкала применительно к земным элементам?

Много раз в истории делались попытки классифицировать горсточку известных на то время элементов в порядке "благородства" или "достоинства". Но открытие между 1735 и 1755 годами целого ряда редких металлов, а также выделение с помощью спектроскопии в период после 1860 года десятков совершенно новых элементов, полностью изменили картину. В 1869 году Менделеев попытался расположить все это новое собрание в порядке, основанном на относительном весе атомов каждого элемента. Например, один атом свинца, как обнаружилось, весил в 207 раз больше атома водорода, и ему был присвоен атомный вес 207.

Изучение атомной структуры и роли вращающихся по орбитам электронов позволило переделать таблицу Менделеева простым выстраиванием элементов в ряд в соответствии с количеством электронов. Это метод атомных номеров, когда водород с одним электроном имеет атомный номер 1, гелий с двумя электронами имеет номер 2, и так далее. В наше время уже найдены, с двумя исключениями, все элементы с количеством электронов от 1 до 96.

Но картина не так проста. Потому что, как оказалось, атом отличается от Солнечной Системы тем, что может иметь на каждой орбите не один, а несколько вращающихся электронов (вплоть до определенного максимума). 134.0

34. Возможно, различное количество электронов на каждой орбите каким-то образом сопоставимо с различным количеством спутников, которое может поддерживаться планетой каждой солнечной орбиты. Так, в Солнечной Системе орбита Меркурия содержит только одну собственно планету без спутников, тогда как орбиты Юпитера и Сатурна содержат каждая полный набор спутников. На первой внутренней орбите атом может иметь два электрона; на второй - на восемь больше; на третьей - еще на восемь больше; на четвертой и на пятой - по 18, и на шестой - 32. Выяснилось, кроме того, что несколько элементов с радиоактивными свойствами имеют даже по семь орбит.

Если думать об атомах как о единых телах - что ближе к истине, - то фактичеки эти орбиты представляют собой оболочки. Атомы различных элементов имеют определенное количество оболочек от одной до семи. Наружная оболочка, в свою очередь, может иметь любое количество электронов от одного до их максимального набора, с происходящими от этого различиями в поверхностной жесткости; так что если какую-нибудь оболочку с полным набором электронов считать сделанной из стали, то имеющие меньшее количество электронов были бы сделаны, например, из масла, резины или глины.

Этот образ помогает понять относительную плотность различных элементов. Чем больше количество электронов, тем более плотным будет элемент; а из нескольких элементов с одинаковым количеством оболочек плотнее будет тот, у которого жестче наружная оболочка.

Таким образом, существует семь основных категорий плотности элементов, которые были названы периодами. Но в пределах каждого периода существуют различия в активности, соответствующие количеству электронов на наружной оболочке. Каждый элемент притягивается к тому, который имеет дополняющее количество электронов на наружной оболочке, как натрий с одним внешним электроном естественно ищет хлор с одним недостающим, чтобы образовать соль. Здесь мы видим параллель с аналогией Платона о поисках людьми своих недостающих половинок, с которыми они были разлучены при творении. Это мужской и женский пол элементов, электро-позитивные элементы непреодолимо стремятся к соединению с электро-негативными, в точной пропорции с их противоположностью. Каждый элемент по природе своей незавершен и ищет завершенности, - за исключением тех, электронный набор которых полон и они не нуждаются в паре. Это редкие или так называемые "благородные" газы - гелий, неон, аргон, криптон, и ксенон - оболочки которых настолько тверды и отшлифованы, что ни один элемент не может найти ни одной щели.

Теперь начинает проясняться общая шкала плотности элементов. 35.

35. Смотрите Приложение V "Таблицы элементов". В первой категории, с одной оболочкой, мы находим водород и гелий, разреженность и диапазон возможностей которых придают им особое родство с солнцем, где, как мы видели ранее, они играют особую роль в выработке солнечной энергии.

На другом конце этой шкалы, с семью оболочками, мы находим радиоактивные элементы: радий, актиний, торий, протактиний и уран, плотность которых такова, что они не могут существовать естественно на поверхности Земли, а обнаруживаются человеком лишь в бесконечно малых количествах в местах, полностью лишенных несущего жизнь солнечного излучения, - таких, как каменные глубины гор, пласты лавы, глубоководный ил. Даже там эти элементы стремятся к тому, чтобы стать менее плотными, и сама их радиация является средством подъема их до следующих более тонких элементов, расположенных сразу над ними. Уран (92) стремится стать радием (89), который в свою очередь стремится расщепиться на гелий (2) и инертный газ радон (86).

Радиоактивность в самом деле явление удивительно таинственное и парадоксальное. Возможно, на определенной глубине под землей оно имеет всеобщий характер; и в действительности может представлять собой общий третий или решающий принцип для геологического царства, так же как воздух является общим третьим или решающим принципом для органического мира, а свет - для планетарного. 135а.0

35а. Смотрите Norbert Casteret, "Ten Years Under the Earth", стр. 160-1. Радиоактивность как третья сила может, в свою очередь, быть неизвестным фактором в определенных подземных превращениях, результатом которых являются материи с огромной скрытой энергией - например, нефть.

Все эти радиоактивные элементы в последней или седьмой категории на протяжении огромных промежутков времени, по-видимому, пробиваются вверх на уровень свинца, самого плотного из обычных элементов и принадлежащего к периоду выше. В этом единственном известном на Земле процессе естественной трансмутации атомов можно видеть отражение некого общего, длящегося эры, процесса земной эволюции или совершенствования.

Таким образом, человек своим расщеплением атома урана совершает за долю секунды то, что сама Природа сделала бы за несколько миллионов лет. Но что еще серьезнее с точки зрения такой эволюции - это накопление человеком в одном месте в больших количествах этого страшного материала, и сотворение им, для своих разрушительных целей, нескольких новых элементов - нептуний (93), плутоний (94), америций (95) и кюрий (96) - даже более плотных чем те, которые Земля с таким усилием поднимает к жизни.

Вряд ли, наверное, откалывание последнего электрона с последней орбиты атома урана можно сравнивать с постоянной сменой электронов на второй орбите, составляющей часть процесса, которым Солнце освобождает свою энергию. Хотя, вероятно, это может быть серьезно само по себе, как, например, если бы какой-то невидимый спутник Плутона вылетел из Солнечной Системы. Производимой же, однако, за счет этого энергии и температуры достаточно, чтобы служить пусковым механизмом для водородной бомбы, которая воспроизводит выработку самой солнечной энергии. Можно ли человеку в неперерожденном состоянии удерживать в руках такую божественную энергию или создавать такую адскую материю без гибельных последствий - это, возможно, главная загадка нашего времени.


***

Когда мы стараемся найти какую-то единую модель в таблице элементов в ее обычном виде, у нас создается впечатление некого невероятно тонкого, но скрытого порядка. Когда же мы пытаемся раскрыть этот порядок, он от нас ускользает. Все оказывается не таким простым, как кажется поначалу.

В первом периоде стоит лишь один водород. Это уникальный элемент, который соединяется с половиной всех остальных, но равных себе явно не имеет. Как солнечная энергия, он не сравним ни с чем.

Два следующих периода имеют каждый по восемь элементов, и мы вспоминаем об октавном устройстве, которое, как мы заключили при рассмотрении планет, должно пронизывать все творение. В третьем периоде есть ключ. Последовательность атомных весов от неона (20) до аргона (40) точно противоположна последовательности вибраций в нисходящей октаве - с одним дополнительным элементом, фосфором, заполняющим полутон между ми и фа.

Итак, первые три периода располагаются следующим образом:

до си ля соль фа - ми ре

1 ____________________ 1 H____________________

2 3 4 5 6 7 8 9

He Li Be B C N O F

4 7 9 11 12 14 16 19


10 11 12 13 14 15 16 17

Ne Na Mg Al Si P S Cl

20 23 24 27 28 31 32 35 1/2

В четвертом периоде мы снова обнаруживаем почти точное октавное отношение атомных весов между инертными газами аргоном (40) и криптоном (84). Однако здесь появляется намного больше элементов для промежуточных нот. Нас начинает смущать то множество редких элементов, которые были открыты в прошлом веке, и без знания которых человек прекрасно обходился много тысяч лет. Может ли, задаем мы себе вопрос, титаний или ванадий, существующие только в глубоких рудных залежах, иметь на самом деле такое же значение для Земли как, например, аргон, составляющий 1% всей атмосферы?

И при размышлении об этом нам приходит в голову, что в некоторых случаях ноты наших главных октав сами разделены на меньшие октавы, и что эти редкие элементы составляют не полные ноты, но лишь ноты внутренних октав, а для образования полной ноты необходимы три или семь из них вместе. Действуя по этому принципу, мы легко находим ноты четвертого периода.

В этой точке темнота рассеивается и все начинает проясняться. Эти семь периодов элементов, то есть категорий атомов, выделенных в соответствии с количеством атомных оболочек, сами по себе составляют нисходящую октаву. Вся таблица образует октаву, умноженную на октаву, или октаву в квадрате. Физический состав Земли оказывается единой гаммой, самые ноты которой образуют меньшие гармонии. Вся атомная стуктура нашего мира как будто построена из застывшей и безмолвной музыки.

Затем, в пятом периоде, мы достигаем ноты ми этой нисходящей октавы периодов. И здесь мы обнаруживаем тенденцию у этой октавы в свою очередь к некому утомлению и остановке. Запущенный со всей огромной творящей силой солнечной энергии, атомный вес элементов пятикратно увеличивается во втором периоде и удваивается в третьем. В четвертом периоде, чтобы достичь необходимого удвоения, нужна уже помощь нескольких внутренних октав, а в пятой, даже при этом толчке, скорость роста сильно падает. Атомный вес ксенона всего лишь 131 против 84 у криптона. Мы достигли полутона или интервала между ми и фа.

И теперь, в шестом периоде, появляется очень любопытное явление. Мы неожиданно наталкиваемся на группу из четырнадцати редкоземельных металлов, открытых в девятнадцатом веке, главная характерная черта которых состоит в том, что их практически невозможно оторвать друг от друга. Они образуют как бы крепко сбитую группу, которую можно разделить на составные части только очень сложным методом фракционной кристаллизации. И они явно образуют не внутренние октавы, но еще более внутреннюю октаву внутри одной ноты внутренней октавы. Сама их многочисленность преодолевает растущую инерцию нисходящей шкалы, а миновав их мы находим, к нашему удивлению, что нисхождение вновь приобрело свою почти прежнюю скорость. Дойдя до ноты соль, мы находим серебро и золото разделенными почти целой октавой, с атомным весом соответственно 108 и 197. Импульс нисходящей октавы все еще отстает от полного удвоения плотности - но очень не намного.

Эта роль редкоземельных металлов в преодолении падения октавы в полутоне помогает объяснить нам космический метод прохождения этого общего момента сопротивления. Для перехода реки вброд генерал разворачивает свою бригаду в массу отдельных солдат, - и точно так же в подобном случае природа разбивается на множество. Как четырнадцать редкоземельных металлов служат для того, чтобы перейти один полутон в таблице элементов, точно так же пояс астероидов заполняет планетарный полутон между Марсом и Юпитером. И кроме того, множественность органической жизни преодолевает интервал между Солнцем и голым шаром Земли, который без этого не мог бы усваивать солнечное излучение.

Завершив построение таким способом таблицы элементов, мы видим, что, как мы и ожидали, она образует октаву в квадрате. Все пространство первой горизонтальной октавы или периода занимает элемент водород, имеющий особое родство с Солнцем и его огромными возможностями. В собрании элементов водород символизирует дух. Сама жизнь зависит от точно определенной концентрации в органической жидкости ионов водорода.

Второй период, с нашей точки зрения, особо отмечен углеродом, азотом и кислородом, которые в соединении с водородом создают бесконечное разнообразие органического мира. Известно более четверти миллиона таких соединений. Они представляют собой проводник жизни.

Третий период вводит натрий и хлор, которые в качестве соли являются основой органического напряжения и формы. Он добавляет также два светящихся металла и взаимодополняющие минералы, фосфор и серу, которые необходимы для существования нервной системы со всем, что под ней подразумевается.

В четвертом периоде начинаются тяжелые минералы и металлы, а именно калий, кальций, железо и медь, играющие большую роль в составе крови и хлорофилла, а также в поддержании ее циркуляции. В мельчайших количествах эти два последних регулируют усвоение воздуха и процесс дыхания.

Тяжелые металлы пятого периода не усваиваются жизнью; только иод в этом ряду действует как некий род балласта в движении человеческого тела. Мы можем поэтому добавить, кстати, что все материи человеческого организма охватываются двумя октавами от углерода до меди, за исключением водорода, как активизирующего принципа вверху, и иода, как противовеса внизу. Позже мы к этому вернемся.

Элементы шестого периода , то есть ниже интервала ми-фа, кажется, не участвуют в органической жизни. Золото, платина и ртуть, например, ценятся за саму их невосприимчивость к химическому действию и неспособность к тому разжижению и впитываемости, которые необходимы для усвоения живым организмом.

И наконец, элементы седьмого периода вообще не имеют места в Природе. Как говорилось ранее, они принадлежат земным недрам и удалены от солнечного влияния и всех его воздействий. В их полной неспособности к изменению и участию в процессах жизни проявляется родство с теми условиями, которые мы видим на поверхности Луны.

Из всех характерных свойств различных периодов выделяется интересное свойство галогенов - водорода, фтора, хлора, брома и иода. Они представляют границы между различными состояниями материи. Мы видели, что водород находится на границе между материей в электронном и материей с молекулярном состоянии. Точно так же фтор стоит на границе между материей в молекулярном и материей в клеточном состоянии - и имеет удивительное свойство растворения последней в первую. Далее, хлор стоит на рубеже между клеточным и минеральным состояниями материи - и по своему действию в составе соли имеет такую же способность переводить низшее состояние в высшее. Так же и бром отмечает грань между минеральным и металлическим состоянием материи, тогда как элемент 85, если бы мы знали, что это такое, стоял бы между теми материями, которые могут и которые не могут появляться на поверхности Земли.

Таблица начинается с проводника духа и заканчивается безжизненной материей, начинается чистой энергией и кончается чистой инерцией, начинается с солнца и кончается луной. Между ними лежат периоды, соответствующие функциям земли - ключи соответственно к форме и движению, к нервным ощущениям, крови и дыханию, и двум неорганическим царствам. Эти формы между духом и материей, как мы видели ранее, находятся во владении планет. И мы можем в порядке пробы определить для каждой такой формы ее собственную планету. На данный момент мы можем считать это распределение не более чем удобными бирками. Они пригодятся нам позже.

Теперь же мы на самом деле начинаем улавливать ту общую шкалу всех материй и энергий во вселенной, которую мы искали. Потому что эта таблица атомного веса элементов, развиваясь вверх в область лучистой материи, продолжается там шкалой измерения количеств(квантов) энергии, переносимой такими свободными электронами. Тогда как внизу она продолжается различными молекулярными весами всех органических и неорганических веществ, составленных их этих элементов.

Таблица квантов лучистой энергии, таблица атомных весов элементов и таблица молекулярных весов соединений на самом деле образуют единую лестницу, которая тянется с небес в бездну, и на различных ступеньках которой можно найти каждое вещество, известное и неизвестное. С этой точки зрения все может быть рассмотрено как физическое и все как сопоставимое. Свободное движение электронов, достигающее земли от солнца, представляет высшую и наиболее разреженную из известных нам форм физической материи; чем бо'льшие колонии таких электронов заперты вместе землей, тем плотнее образующееся таким образом вещество, и тем ниже использующая его функция. Все - от света до свинца и от высших устремлений до выделений -измеримо


Скорости распространения

Различные науки человечества имеют дело с разными материями и движениями. Например, геология ведает материей камней, металлов, пигментов. Психология занимается материей мысли, эмоции и инстинкта. Об искусстве можно сказать, что оно имеет дело с материями, изучаемыми геологией, которые подверглись движениям, изучаемым психологией.

С другой стороны, физика изучает общее движение света, звука и тепла. Но также религия и астрономия с разных точек зрения изучают первое, музыка и акустика - второе, диететика и метеорология - третье.

Поэтому различные человеческие науки постоянно сталкиваются с одними и теми же явлениями, но подходят к ним с разных точек зрения, дают им совершенно разные названия. Результатом является то, что хорошо образованный человек, овладевший целым рядом названий вещей, данных им религией, наукой, искусством, поэзией, модой, политикой, обнаруживает себя в мире настолько сложном, что постоянно теряется в нем. Потому что все, с чем он сталкивается, имеет по крайней мере дюжину различных названий, в зависимости от того, относится ли он к этому как верующий, как ученый, художник, поэт, светский человек или политик.

Возможно ли на самом деле расположить все материи и движения не в соответствии с частной человеческой точкой зрения, с которой он подходит к ним в каждый данный момент, но по их собственной, внутренне присущей им энергии, так сказать, по их объективной плотности? Можем ли мы в действительности вообразить некую современную Лестницу Якова, "с основанием на земле и вершиной достигающую небес", которая легко распознавалась бы в условиях обычной жизни?

Для этой цели система атомных номеров является слишком специальной. Нам нужно найти метод измерения, пользоваться которым мог бы любой человек. Такой простой метод измерения и сравнения различных уровней энергии и тех состояний материи, из которых они происходят, действительно существует. Это метод, основанный на их скорости распространения.

Предельная скорость, известная человеку в его нынешнем состоянии, - это скорость распространения света - 300 000 километров в секунду. Вторая максимальная скорость, значение которой еще до конца не изучено, это скорость распространения звука или воздуха - приблизительно 330 метров в секунду, или около одной миллионной скорости света.

Давайте составим таблицу скоростей распространения, начиная от скорости света до скорости звука и далее ниже, отделяя каждую категорию от другой коэффициентом в сто раз. Такая таблица примет следующую форму:


Категория I {300 000 километров в секунду

Категория II {3000 километров в секунду

Категория III {30 километров в секунду

Категория IV {300 метров в секунду или 1000 километров в час 3 метра в секунду, или 10 километров в час

Категория V {3 сантиметра в секунду, или 100 метров в час

Категория VI {1 метр в час, или 10 километров в год

Категория VII {1 сантиметр в час, или 100 метров в год

Категория VIII {1 метр в год, или 100 метров за век

Категория IX {1 сантиметр в год, или 1 метр за век 

Категория X {1 сантиметр за век

Затем, чтобы сделать эту таблицу теоретически полной, установим еще одну категорию для движений в сто раз быстрее света, то есть между 300 000 километров в секунду и 2 световыми годами в неделю, которую мы назовем Категорией 0; и еще одну для скоростей между 2 световыми годами в неделю и 1 световым годом в час, которую мы назовем Категорией 00. Естественно, ни одна из этих двух категорий не соотносится ни с одним явлением из известных ныне человеку.

Таким способом мы получили таблицу двенадцати категорий, которая включает все постижимые скорости распространения и изменения, самая быстрая из которых в миллион миллионов миллионов раз больше самой медленной.

Теперь давайте посмотрим, каковы характерные свойства этих различных категорий.

Категории 0 и 00, выше скорости света, если они вообще к чему-нибудь относятся, должны представлять явления, которые мы можем назвать сверх-солнечными. Только энергии, имеющие такую природу, могут устанавливать связь между Землей и другими частями Млечного Пути в рамках одной человеческой жизни, а для установления связи с ближайшей внегалактической туманностью даже на самой высокой скорости Категории 00 потребовался бы срок всей человеческой жизни.

В Категории I мы находим свет, исходящий либо от Солнца, либо от массы звезд (галактик), от отражателей солнца (планет), или накопленного запаса солнечной энергии (уголь, масло). Такая энергия, характерная для Солнца, не ограничивается пределами Солнечной Системы, но, судя по тому, что мы воспринимаем удаленные галактики, может проходить через всю вселенную без ограничений. В этой же категории находится движение отдельных электронов - 30 000 километров в секунду, а скорость некоторых электронов, выстреливающихся из взорвавшихся атомов, приближается к скорости света. Это постоянное разрушение атомов, которое является природой Солнца, имеет своим результатом свободное электронное движение того вида и скорости, которую мы называем светом.

В Категории II (3000 - 30 километров в секунду) мы находим движение, характерное для Солнечной Системы как целого, и для связи между ее частями. Солнечный магнетизм, измеряемый по задержке между изменением солнечного пятна и воздействием этого на атмосферу Земли, распространяется, по-видимому, со скоростью около 500 километров в секунду. Скорость движения Солнечной Системы внутри Млечного Пути по приблизительным оценкам - около 250 километров в секунду.

В категорию III (30 километров - 300 метров в секунду) мы можем поместить движения, характерные для планет и спутников, взятых по отдельности. В верхней части этой категории будет движение Земли вокруг Солнца (28 километров в секунду), а в нижней движение Луны вокруг Земли (330 метров в секунду), которое отмечает начало Категории IV и движений, уже определенно ограниченных сферой Земли. Таким образом, Категории с I до III относятся к движениям, являющимся сверхзвуковыми, и в каком-то смысле небесными, а Категории с IV по X - к движениям дозвуковым и определенно земным. Сам человек выстреливает пули и ракеты в Категорию III, и он, возможно, прав, чувствуя, что возможность межпланетного сообщения связана в основном именно с преодолением звукового барьера.

К Категории IV (3 - 300 метров в секунду) принадлежит движение Земли на своей оси, которое у экватора составляет приблизительно 250 метров в секунду. Сюда также относятся скорости вращения других меньших планет, и скорости твердых тел, падающих на землю сквозь воздух или планетную атмосферу. Относительно самого человека стоит заметить, что скорость распространения корковых нервных импульсов, или того, что мы можем с полным основанием назвать скоростью мысли (120 метров в секунду), также попадает в рамки этой категории, и поэтому его функция регистрации восприятий имеет особое родство с планетой, на которой он живет, со всеми ее ограничениями.

В Категории V (3 сантиметра - 3 метра в секунду) мы находим скорости, которые кажутся присущими органическим телам или животным. Человек легко ходит со скоростью 1 метр в секунду, которая является также и скоростью движения потока крови в его сосудах. Он не способен своими собственными усилиями передвигать свое тело со скоростью намного быстрее этой категории, хотя интересно, что с овладением такими молекулярными силами как расширяющийся пар или взрывающийся газ, он получил возможность с помощью искусственных средств охватить весь диапазон Категории IV, а в последнее время, с значением, которого он еще не понимает, даже проникать в Категорию III.

Категория VI (1 - 100 метров в час) включает внешнее движение червей и мелких насекомых, и внутреннее движение пищи под действием перистальтики кишечника.

Категория VII (1 сантиметр - 1 метр в час) включает такие явления жидкостей, как приливы и отливы, осмотическое проникновение жидкостей сквозь стенки клеток. При этом знаменательно, что скорость движения ледников или перемещения льда, то есть скорость на переходной точке между жидкими и твердыми явлениями (100 метров в год), точно отмечает границу между этой категорией и нижней.

Категория VIII (1- 100 метров в год) включает все явления роста растений, причем максимальная скорость роста из всех известных растений- у некоторых видов тропического бамбука - очень близка к верхней границе категории (30 сантиметров в день). Рост водорослей в стоячей воде и другие явления клеточного размножения попадают в эти же рамки.

В категории IX (1 сантиметр - 1 метр в год) мы находим рост или приращение костяных, роговых веществ и дерева - рост волос (15 сантиметров в год), прибавление годовых колец у деревьев (1 -3 сантиметра в год), срастание костной ткани.

Наконец, Категория X (1 сантиметр - 1 метр за век) представляет выветривание, отложение осадочных пород, химическое изменение камней и металлов, - самую низкую скорость из всех обычно заметных для человека.

Ниже всего этого, на неизвестном расстоянии, мы должны расположить условия Абсолютного Нуля, теоретически равного -273 градусам по Цельсию, когда молекулярное движение полностью прекращается и материя достигает абсолюта неподвижности, значение которого мы не можем даже вообразить.

Если мы теперь постараемся одним словом описать природу явлений, находящихся в каждой категории, мы получим нечто подобное следующему списку:

Категория 00: Сверх-Галактические.

Категория 0: Галактические.

Категория I: Солнечные или световые.

Категория II:  Планетные или магнетические.

Категория III:

Категория IV: Атмосферные или нервные.

Категория V: Животные или теплокровные.

Категория VI: Позвоночные или мышечные.

Категория VII: Беспозвоночные или жидкие.

Категория VIII: Растительные или клеточные.

Категория IX: Костные или наносные.

Категория X: Минеральные или кристаллические.

Прозвучит ли это слишком сильно, если сказать, что физическое тело, которым человек обычно наделен, тянется от Категории X до Категории IV, и что ему нужно вырастить душу Категорий II и III, которая связала бы его с божественным духом, который принадлежит Категории I? Может быть.

В любом случае, скорость распространения дала нам объективную основу для измерения явлений, приведшую нас к некой классификации, замечательно похожей на те, что мы получили с помощью совершенно других методов и доказательств.





Тройственное творение органической химии

Теперь нам нужно рассмотреть, как взаимодействуют элементы, обеспечивая необходимым материалом все формы, в которых может появляться на земле жизнь. Основываясь на нашем изучении взаимодействия Солнца, планет и Земли, мы можем, в принципе, ожидать, что активная сила будет соединяться с пассивной силой в присутствии некого третьего элемента или катализатора. Это именно то, что происходит в химии живой материи.

В общем смысле можно сказать, что водород и электро-позитивные элементы вертикальных нот до, си, ля стремятся соединяться с электро-негативными элементами нот ре, ми, интервал, фа, в присутствии воздуха, а иногда с дополнительными требованиями тепла, давления, электричества или какой-то другой необходимой формы энергии. То есть наиболее активные элементы в верхней части периодов стремятся соединиться с наиболее пассивными элементами на самом нижнем конце периодов. В большинстве случаев такие соединения возможны лишь в присутствии атмосферного азота, то есть катализатора или третьей силы. Этот принцип, что известная нам химия жизни протекает в воздушной среде, настолько очевиден, что его значение остается совершенно незамеченным. И в этой связи мы видим в нашей таблице, что азот и сопутствующие ему элементы играют особую роль в заполнении вертикального интервала между ми и фа. Они составляют третью, или нейтрализующую силу элементов.

Таким образом, в широком смысле мы можем взять металлы как активную, металлоиды как пассивную, а воздух или азот как нейтрализующую. Эта триада творения, работу которой мы старались понять в природе Солнечной Системы, находит свою уменьшенную, но точную копию в мире химии. И если мы ограничиваем свое любопытство органической химией, мы находим, что (с повсеместным прониканием водорода) эти три творческих фактора совершенно явно и просто представлены тремя элементами. Углерод - активный, азот - нейтрализующий и кислород - пассивный.

Нужно лишь помнить, что эти роли зависят не от внутренней природы этих элементов, а от их отношения к высшим и низшим элементам. Так, в соединении с водородом углерод станет нейтрализующим, а азот пассивным; тогда как в другом соединении кислород, например, будет стоять между водородом и азотом, и играть для них роль посредника.

Если же брать их одних, то углерод может быть принят как всегда активная сила, азот всегда нейтрализующая, а кислород всегда пассивная. Кроме того, мы можем предположить, что в мире элементов существуют те же шесть возможных соединений этих трех сил, и шесть производных от этого процессов, аналогичных тем, которые в небесном мире управляют такими огромными смыслами как рост, разрушение, совершенствование, болезнь, обновление и перерождение.

Однако в данный момент нас интересует другое. Мы теперь попытаемся понять, как атомы простых элеметов, представляющих сырой материал воздуха и земли, материи в молекулярном и материи в минеральном состояниях, постепенно выстраиваются в сложные формы клеточной жизни.

Ранее, при рассмотрении космосов вообще, мы установили, что один уровень космоса существует на шкале одной молекулы, а следующий, высший для него, на шкале одной клетки. Давайте теперь попытаемся выяснить, через какие ступени и стадии это бесконечное количество меньших космосов выстраивается в сложную и самодостаточную структуру большего. Какой микроскопической каменной кладкой из этих молекул строится живая материя?

Вначале атомы запираются вместе по одному, по два, по три, по шесть и целыми десятками, создавая молекулы различных соединений. Два атома водорода (с атомным весом 2) и один атом кислорода (16) соединяются для образования молекулы воды, которая таким образом получает молекулярный вес 18. Молекулы простых органических соединений - как эфир, молоко, клетчатка, морфий, и так далее - являются сложными сетями или цепями, образованными атомами водорода, углерода, кислорода и азота, иногда дополнительно скрепленными серой и фосфором. Эти органические соединения, насущно необходимые для органической жизни, но о которых нельзя сказать, какие они сами - органические или живые, в большинстве своем имеют молекулярный вес, варьирующийся от шестнадцати (метан) до плюс-минус тысячи.

Далее, если чистые элементы, как мы видели, гармонично укладываются в семь октав в соответствии со своим атомным весом, то можно ожидать, что и эти органические соединения будут укладываться подобным же образом в соответсвии со своим молекулярным весом. Так и оказывается на самом деле. Отдельные ноты - до ре ми фа соль ля си до - издаваемые атомами различных элементов, отзываются во множестве октав органических соединений, воспроизводящих то же звучание в более сложной форме. Азот с атомным весом 14 отдается эхом тремя октавами ниже в виде гистамина белых кровяных телец (111), пятью октавами ниже - витамином К зеленых листьев (450), и шестью октавами ниже - хлорофиллом (907). Эти вещества в общем имеют одну задачу - играя особую, хотя и невидимую роль - формировать в соединеннии с воздухом, кровью, жизненным соком среду для жизни на различных шкалах. Тогда как в том же ряду нисходящих октав, представляющих молекулярный вес, издают свои особые характерные ноты другие, еще более обширные классы знакомых нам соединений.

Это лишь набросок общей шкалы плотностей всех органических соединений; эта тема будет продолжена и развита, когда мы подойдем к действию шести процессов в человеческом теле, и тех химических веществ, через которые они оказывают свое воздействие.36.

36. Смотрите Приложение VII, "Таблица органических соединений", и Главу 12, III

Теперь же мы должны обратить внимание на ряд веществ, составляющих одну из этих нот, - аминокислоты, поскольку они действуют как некий особый мостик между этими молекулярными соединениями и протеинами, которые в свою очередь служат связующим звеном с жизнью в клеточной форме. Аминокислоты обладают любопытной двойственной природой, будучи наполовину кислотами, наполовину щелочами, и способны, таким образом, соединяться в сложные цепи, когда кислотная сторона одной сцепляется с щелочной стороной другой, и так далее. Существует около двадцати пяти различных аминокислот - кирпичей органической жизни, - которые соединяются различными способами, образуя почти бесконечное множество разнообразных структур.

Когда эти структуры достигают определенного уровня сложности, мы оказываемся среди природных протеинов, и на целую ступень ближе к известной нам жизни. Являются ли сами протеины живыми? Трудно сказать. В том смысле, в каком дом может быть живым, а кирпич не может, да. Но в том смысле, в каком может быть живым растение на стене дома, а дом не может, нет. Однако, учитывая их работу в сотне различных жизненных процессов - в переваривании пищи, в способствовании росту, в обеспечении возможности воспроизводства, - нельзя не подумать о том, что дойдя до протеинов, мы уже незаметно для себя перешли какую-то неизвестную грань между живым и не-живым.

Для образования даже самой простой молекулы протеина необходимо, чтобы несколько сот единиц аминокислот соединились в определенную форму, называемую циклол. При том, что молекулярный вес большей части аминокислот - около 130, любой простейший протеин - тот же альбумин яичного белка - имеет молекулярный вес около 34 000. В самом деле, молекулярный вес многих, если не большинства протеинов кратен 17 000, или вернее, 16 384, что точно на семь октав отстоит от основной группы аминокислот, и на десять октав от основного элемента - кислорода. Мы явно следуем вполне определенной линии развития, по тому лезвию ножа между кислотой и щелочью, на котором выстроено все царство органической жизни.

До сих пор мы говорили так, как будто эти молекулярные структуры построены снизу вверх. Но как мы знаем, на самом деле они являются творениями космоса выше молекулы, то есть клетки. Клетка в невероятно короткое время производит все протеины и другие соединения, в которых она нуждается, соединения, которые, если они вообще могут быть воспроизведены человеком, потребовали бы огромного усилия и терпения. "Химики работают терпеливо", говорит доктор Дж.А.В. Батлер. " Шаг за шагом они преобразуют соединения, используя мощные химикалии, тепло, а иногда электричество, для того чтобы добиться нужных изменений. Могут потребоваться целые месяцы, чтобы в сложном ряде реакций получить соединение, которое одна клетка может создать за несколько минут или часов." (Перевод А.Г.) 37.

37. "Man is a Microcosm", стр. 22. На самом деле это очень понятно, потому что если клетка работает с клеточным временем, то химик работает с человеческим временем, которое, как мы видели ранее, приблизительно в 5000 раз медленнее. Десять минут клетки эквивалентны одному месяцу человека, и потому примерно одинаково то количество работы, которое может быть сделано и делается ими за эти два периода.

Что является переходным звеном от молекулы протеина к самой клетке - структуре, столь характерной для органической формы, и каков самый низший организм, с которым мы связываем свойство "жизни"?

Внутри клетки существуют мельчайшие частички, называемые генами, каждый их которых неким таинственным образом несет в себе образ одного из качеств большего организма, частью которого эта клетка является. Один ген составлен не более чем из десяти молекул протеина - это проект на молекулярной шкале одной из характеристик полного клеточного организма. Сто или более генов составляют 1секцию0, десять или более секций составляют хромосому. Хромосомы в количестве от десяти до ста, ядро, и другие меньшие элементы, слишком многочисленные для перечисления, - все это, соединенное вместе в одном мешке или коже из клетчатки, образует клетку.

Мы хотели установить отношение между космосом простой молекулы и космосом клетки. Теперь мы видим, что между этими двумя "соседними" космосами протянута целая лестница промежуточных организмов. Более того, изображая эту лестницу, и располагая рядом с ней приблизительные коэффиценты умножения веса от одной ступеньки к другой, мы обнаруживаем ряд, очень сильно напоминающий восходящую октаву:

до Атом водорода Х 10

ре Молекула простой смеси (напр. воды) X 10

ми Молекула аминокислоты Х 1000

Жизнь -

фа Молекула протеина Х 10

соль Ген Х 100

ля Секция хромосомы Х 10

си Хромосома Х 50

до Клетка

Теперь становится понятно, почему дойдя до молекулы протеина, мы получили некий намек, если не доказательство, какого -то великого перехода. Неожиданно большой коэффициент умножения между молекулой аминокислоты и молекулой протеина в действительности означает тот естественный интервал между нотами ми и фа, который на другой шкале мы видели заполненным всем царством органической жизни на Земле. Ниже этой точки ноты нашей октавы явно относятся к молекулярному миру. Выше нее они уже неотъемлемо принадлежат клеточному.

В этом интервале, заполняя брешь между двумя мирами, вошло нечто невидимое и неощутимое. Этот фактор мы называем - в нашем узком человеческом понимании этого слова - жизнью.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх