Загрузка...


Письмо 120

Получено в январе 1884 г.

Добрый друг, ловлю вас на слове. В одном из ваших недавних писем, к С. Л., вы выразили вашу готовность следовать моим советам почти во всем, о чем бы я вас ни попросил. Ну что же – пришло время доказать вашу готовность. И так как в этом особом случае я сам просто выполняю желание моего Когана, то надеюсь, что для вас не составит большой трудности разделить мою участь, поступая так, как я поступаю. "Очаровательная" миссис К. должна остаться Президентом – jusgu`a nouvel orde. Также после прочтения ее извинительного письма к Е. П. Б. я не могу чистосердечно сказать, что не становлюсь на ее сторону во многом, что она говорит в свое оправдание. Разумеется, многое из этого – более поздние размышления; все же сама ее горячность в желании удержать свой пост содержит в себе добрую надежду на хорошее будущее Лондонской Ложи, особенно если вы поможете мне в осуществлении духа моих инструкций. Таким образом, Лондонское Теософическое Общество больше не будет для нее "хвостом, которым она может вилять" на свое усмотрение, как ей вздумается, а она сама станет неотъемлемой частью этого "хвоста", и чем больше она может "вилять" им, тем лучше такая активность для вашего Общества. Дать подобные объяснения, пожалуй, будет слишком долгим и утомительным занятием. Достаточно и того, чтобы вы узнали, что ее антививисекционная борьба и ее строго вегетарианская диета склонили на ее сторону нашего строгого Учителя. Он меньше, чем мы, обращает внимание на какое-нибудь внешнее или даже внутренее выражение или чувство неуважения к "Махатмам". Пусть она выполняет свой долг работой в Обществе, а все остальное придет в свое время. Она очень молода, и ее личное тщеславие и другие женские недостатки следует поставить в вину мистеру Мейтлэнду и греческому хору ее обожателей.

Приложенный при сем документ должен быть доставлен вами запечатанным одному из советников или вице-председателей вашего Общества. Я полагаю, что мистеру К. К. Мэсси, так как я думаю, что он самый подходящий для этого задания человек, так как он является искренним другом обеих заинтересованных сторон. Однако выбор предоставляется вашему собственному суждению и усмотрению. Все, что от нас требуется, это настаивать на том, чтобы этот документ был прочтен перед общим собранием, состоящим из стольких теософов, сколько вы сможете собрать, и чем раньше, тем лучше. Он содержит в себе и несет на своей бумаге некоторое оккультное влияние, которое должно дойти до как можно большего количества теософов. Что это такое, вы, возможно, догадаетесь впоследствии по его непосредственному и косвенному воздействию. Пока что прочитайте и запечатайте его и никому не позволяйте задавать вам нескромный вопрос, читали ли вы его содержание, ибо это знание содержания вам придется держать в тайне. В том случае, если это обстоятельство покажется вам опасным, могущим принудить вас отрицать факт, лучше оставьте его нечитанным. Не бойтесь, я буду там, чтобы охранять ваши интересы. Во всяком случае, программа следующая: памятная записка (меморандум), написанная вашим смиренным корреспондентом, должна быть прочитана собравшимся теософам на торжественном заседании и затем храниться в протоколах Общества. Она содержит изложение наших взглядов в отношении вопросов, возникших по поводу управления Обществом и основам его работы. Наши симпатии к Обществу будут зависеть от осуществления заключенной в ней программы, составленной после зрелого размышления.

Обратимся к некоторым из ваших философских вопросов (готовясь в путь, я не могу ответить на все). Мне трудно понять, какие отношения (или связи) вы хотите установить между различными ступенями субъективности в Дэва-Чане и различными состояниями материи. Если допустить, что в Дэва-Чане это проходит через все состояния материи, то ответ был бы, что существование в седьмом состоянии материи есть Нирвана, а не Дэва-Чаническое состояние. Человечество, хотя и на различных стадиях развития, все же принадлежит к трехмерному состоянию материи и нет основания предполагать, что в Дэва-Чане Эго меняло бы свои "измерения".

Молекула, занимающая место в беспредельности, – это немыслимое утверждение. Эта путаница возникает из западной склонности наложить объективную конструкцию в то, что является чисто субъективным. Книга Кхиу[Кин]-те учит нас, что пространство есть сама вечность. Оно без формы, неизменно и абсолютно. Подобно человеческому разуму, который является неисчерпаемым творцом идей. Вселенский Разум или Пространство имеет свою мыслеоснову, которая проявляется в объективность в назначенное время, но на само пространство это не влияет. Даже ваш Гамильтон доказал, что беспредельность не может быть понята как какой-то ряд дополнений. Каждый раз, когда вы говорите о месте в беспредельности, вы свергаете с трона беспредельность и деградируете ее абсолютный, безусловный характер.

Какое отношение имеет количество воплощений к проницательности, одаренности или глупости индивидуума? Сильное страстное стремление к физической жизни может привести к прохождению большого количества воплощений. И все же это может не развить высших способностей. Закон Сродства действует через присущий Эго Кармический импульс и управляет его будущим существованием. Понимая закон Дарвина о телесной наследственности, нетрудно понять, как стремящееся к новому рождению Эго в момент нового рождения может быть привлечено к телу, рожденному в семье, которая обладает теми же склонностями и пристрастиями, какие имеются у воплощающейся сущности.

Вы не должны сожалеть, что наложенные мною ограничения включают мистера К. К. Мэсси. Один пункт, выправленный и объясненный, только повел бы к другому, еще более мрачному пункту, постоянно возникающему в его подозрительном беспокойном уме. Ваш друг – чуточку мизантроп. Его ум затемнен тучами мрачных сомнений, и его психологическое состояние вызывает сожаление. Все более светлые намерения удушаются; его буддхическая (не буддийская) эволюция задержана. Позаботьтесь о ней, если он сам не хочет заботиться о себе. Будучи жертвой иллюзий, созданных им самим, он скользит к еще большим глубинам духовной нищеты, и возможно, что он будет искать убежища от мира и себя самого в пределах теологии; которую он когда-то страстно презирал. Все возможные попытки сделаны, чтобы спасти его; особенно старался Олькотт, чья братская любовь заставила его расточать самые сердечные обращения. Бедный, бедный, введенный в заблуждение человек! Мои письма написаны рукою Е. П. Б., и у него нет сомнения, что я "обманом удалил" идеи мистера Киддла из ее головы. Но оставим его в покое.

Наш друг Самуил Уорд сожалеет о поражении своего друга Элиса. Это я должен позаботиться, когда вернусь, нельзя ли достать пару рогов, "желанных рогов", сброшенных животным естественным образом. Если не таким путем, то "дядя Сэм" не может по справедливости ожидать, что я помогу ему выйти из положения; ведь вы не хотите, чтобы я взял на плечо винтовку и оставил '"Эзотерический Буддизм" у подножия скалистого обиталища серн!

Я сожалею, что вы побеспокоились известить меня насчет Брэдло. Я хорошо знаю его и его партнера. В его характере имеется не одна черта, которые я ценю и уважаю. Он не безнравственный. Ничто, что может быть сказано против него или за него со стороны миссис К. или даже вас самих, – не сможет ни изменить ни повлиять на мое мнение как о нем самом, так и о миссис Безант. Все же изданная ими книга "The Fruits of Philosophy" позорна и весьма пагубна по своим последствиям, как бы благотворны и человеколюбивы ни были цели, вызвавшие опубликование этого труда. Я сожалею, глубоко сожалею, мой дорогой друг, что я обязан так широко расходиться с вами во мнениях по упомянутому вопросу. Я бы хотел уклониться от этого неприятного обсуждения. Как обычно, Е. П. Б. совершила большие ошибки при передаче миссис К. того, что ей было поручено сказать. Но в целом она передала правильно. Я не читал этого труда и никогда не буду читать; но я имею перед собою его нечистый дух, его отвратительную ауру и еще раз скажу, что на мой взгляд предлагаемые в этом труде советы противны; это скорее плоды Содома и Гоморры, чем Философии, самое имя которой они позорят. Чем скорее мы оставим эту тему, тем лучше.

А теперь мне надо пуститься в путь. Предстоящее мне путешествие долгое и утомительное, и миссия почти безнадежна. Все же кое-что доброе будет сделано.


Всегда искренне ваш К. Х.





 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх