Загрузка...


15. «Согреться с мороза». Подготовка ладоней и ушей


– Чебурашка, ты меня хоть слышишь?
– Гена, посмотри на меня – конечно, слышу!
(Запись из протокола испытания берушей.)

Пришла осень, меня отозвали на работу в институт. И семья, дети тоже заждались.

Вернуться к Учителю удалось только в октябре.

В городе уже в это время уже шли холодные дожди, начался сезон простуд, а здесь попрежнему было тепло, много фруктов, овощей. Погода стояла сказочная, было очень тепло, но не жарко.

Встретили меня как члена семьи. За чаем начались расспросы. Как же хорошо мне здесь, хоть насовсем переезжай. Но мудрый Али Баба сразу уловил ход моих мыслей. И както невзначай сказал, что у каждого должно быть свое место.

– Мое место – здесь: знания хранить, а твое – среди людей жить и то, что узнал и чему научился, другим передавать.

Наставник предложил снова сходить с ним на источник. Я с радостью согласился, вспомнив, какой судьбоносной оказалась первая прогулка в горы.

Да и состояние здоровья у меня было намного лучше тогдашнего. Я забыл про гастрит, стал подтянутым, и вообще все в один голос говорили, что я помолодел.

На следующий день рано утром мы тронулись по знакомой дорожке.

Только когда поднялись чуть выше в горы, почувствовал, что уже октябрь. Тогда, летом, мы обошлись одним зонтиком, сейчас желательно было прихватить куртку. А я, расслабившись в тепле после московских холодов, оделся очень легко.

Когда подошли к уровню тумана, стало так сыро и холодно, что, казалось, воздух здесь – прямо с ледника. Учитель шел, как и в прошлый раз, впереди – такой же неутомимый и стройный. Со спины прямотаки юноша.

Я решил согреться за счет быстрого шага и стал идти в ногу с Али Бабой. Сначала вроде бы помогало, а потом стало еще холодней. Мой попутчик остановился:

– Ты сильно замерз? Давай бегом вон до того камня.

Я, конечно, побежал, но кто ходил в горы, тот знает, что легкой атлетикой там не позаниматься. В гору бежать очень неудобно, да еще и высота.

Я совсем выдохся, встал, опершись обеими руками о дерево, пытаясь отдышаться. Наставник прошел мимо меня ровным шагом и только бросил: «Догоняй!».

Плетусь коекак за ним, дорожка все круче, и думаю: «Не буду себя мучить, отдохну». Слышу, он кричит:

– Уже дошли!

И правда, вот повезло мне. Последний рывок, и мы у маленького водопада. Али Баба подошел ко мне:

– Все еще мерзнешь? Раздевайся!

Ну, это уже слишком. Я с недоверием посмотрел на него. Наставник отбежал на два шага и стал снимать туристические ботинки – мой подарок. Я – за ним. Он разделся, похлопал себя по бокам и встал под ледяной душ. И я – за ним.

Ну, братцы, несмотря на то, что в моем опыте закалки есть и снег, и прорубь, такой холодной воды я не встречал. Сказать, что перехватило дыхание, это значит, ничего не сказать. Мы выскочили изпод водопада и очень быстро начали одеваться.

И тут мне стало жарко! Да так, что пришлось даже умыться!

Перед тем, как идти обратно, мы сели на знакомом камне перекусить. Мой заботливый Наставник спрашивает меня:

– Согрелся?

– Да, конечно, ведь еще канистру несу.

А он смеется и достает из рюкзака два свитера:

– Вот смотри, жена положила мне и тебе, она знала, что замерзнем.

– Так что же ты сразу не дал мне тепло одеться?..

– Это и есть наши занятия! Надо испытывать себя всеми способами, чтобы понять, на что ты способен.

Мы оделись потеплее, попили травяного чаю и стали беседовать.

– Когда холодно, что в первую очередь нужно согревать, чтобы не мерзнуть?

Я напрягся – начинался процесс обучения, хотя он, собственно, никогда и не прекращался.

– Руки, уши, нос.

– Почему?

– Выступающие части, они на ветру и на холоде.

– А ноги? Если человек без одежды, что замерзает быстрее?

– Ноги, наверное, потому что они на земле стоят.

– А теперь так: ты плохо себя чувствуешь и готов даже потерять сознание. Что нужно сделать, чтобы прийти в чувство? Если вдобавок нет никаких лекарств?

– Нужно растереть уши докрасна.

– Хорошо, почему уши?

– Западная медицина говорит: потому что они возле мозга, поэтому сильно могут повлиять на его кровоснабжение.

– А восточная добавляет: на ушной раковине расположены точки, которые связаны со всем организмом. Поэтому, разогревая ухо, пробуждаешь все тело.

В нашем комплексе гимнастики не хватает четырех форм, – неожиданно сказал Наставник.

– Как так? А я уже собрал группу для занятий, начал рассказывать, какие результаты у меня лично. Гимнастикато действительно мощная.

– Эти формы касаются системы мочевыделения, желчевыделения и позвоночника.

Поскольку мы с тобой сегодня в горах замерзали, то даю тебе форму для подготовки к воздействию на мочевую систему. Почему? По восточной медицине меридиан почек хранит энергию холода, а его внешним представителем являются уши.

– Как это понять? – спросил я.

– Кто является внешним представителем системы дыхания? Нос. Теперь понятно. У печени внешний представитель – глаза.

– Точно, ведь при болезнях печени первым делом смотрим, пожелтел ли белок.

– Значит, воздействуя на уши, я могу, например, лечить почки?

– Конечно. А чтобы не замерзнуть, надо в первую очередь согревать ноги и уши.

– Почему ногито?

– Канал почек начинается на подошве снизу под сводом стопы, поэтому мы простужаемся в первую очередь от холодных ног.

«Да, прав был Суворов: „Голова в холоде, а ноги, помилуй Бог, в тепле“, – подумал я.

– Значит, чтобы подготовиться к выполнению формы для почек, надо разогреть уши.

– Молодец! Как назовем эти движения?

– Предлагаю так и назвать – «Согреться с мороза».

– Для начала делаем руки теплыми, т. е. разогреваем их хорошенько. Кстати, у разведчиков есть такая палочкавыручалочка: если устал и не можешь сосредоточиться, надо сильно растереть пальцы, особенно последнюю фалангу, и сильно хлопать в ладоши. Механизм понятен, ведь руки очень сильно связаны с мозгом.

– Руки согреты, пальцы теплые, значит, можно начинать растирать уши. – Наставник запел чтото типа: «…ушки мои ушки, подружки на макушке…»

– Что это ты поешь? – тут же поинтересовался я. Ведь ничего нельзя упускать, и он ничего не делает случайно.

– А ты помнишь о том, что надо обратиться с Любовью и Благодарностью к почкам, мочеточникам, мочевому пузырю, надпочечникам, половым органам и ушам?

– Да, ведь мы забыли…

– Нет уж, извини, я – не забыл. Но особенно на морозе, когда надо быстро согреться, можно обращаться к органам и одновременно начать постепенное воздействие. Ведь то, что замерзло, плохо двигается и ему можно навредить.

Наставник перестал разогревать уши и внимательно посмотрел мне в глаза:

– Скажи, а когда ты занимаешься дома, говоришь ли ты приветствие?

– Очень редко, только когда есть время, да и то второпях. Не такая обстановка, что ли.

– Лучше форму не делать, а Любовь и Благодарность отдавать! – возмутился Учитель. – Представь, ты даришь ребенку дорогую игрушку, ты за ней специально ездил, бросил важные дела. Ты сияешь, зная, что он сейчас обрадуется!

А он развернул подарок и бормочет грустно: «У, я думал, там роликовые коньки», – и понуро уходит в свою комнату.

Все расстроены, у всех слезы, весь праздник пропал. Почему? Ты посылаешь ему любовь, открываешь свое сердце, а ответа нет!

Представь, наши труженики органы каждый день стараются сделать нам подарки. Приносят их, ставят, ждут, что мы порадуемся или хотя бы вспомним о них. А мы забираем все – и ни слова Благодарности. Чаще все это еще и сопровождается строгим предупреждением о том, что завтра надо сделать еще больше.

И так все время! Мы поступаем со своими органами как строгие начальники. Конечно, от такого отношения они быстро устают, болеют и стареют.

Тебе что, не за что благодарить свои почки? Ты подумай, сколько они яда через себя пропустили, чтобы ты жил: и антибиотики, и алкоголь, и инфекции. Говорят, что запас жизненных сил в почках на 400 лет. Но мы умудряемся к 50 годам иметь этот орган на последнем издыхании.

Восточная медицина считает почки хранилищем жизненной энергии. Значит, мы не благодарим саму жизнь – какое неуважение! Ты вернулся к первому уроку!


Я не ожидал от Али Бабы такой темпераментной реакции. Действительно в суете можно забыть даже и о самом главном.


* * *


– Совсем о себе забываем, не бережем себя, все время спешка.

– Какая спешка, когда я тебе звоню по служебному телефону: «Привет, что делаешь?»

А ты в ответ: «Ничего не делаю, я же на службе».

– Служба – это когда ходить на нее надо, а зарплата подождет. Эх, а вот сейчас стало модно продавать органы. Забрали, например, одну почку – деньжищ тебе отвалили… И пожалуйста, живи себе, путешествуй по миру.

– «Хоть бы одним глазком увидеть Париж», – мечтал Кутузов.








 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх